Желанный, но не рожденный ребенок

Замуж я вышла в 17 лет, но спустя четыре года мы с мужем развелись, потому что не было детей. Мы устали обвинять друг друга в бесплодии. Спустя год я, тогда еще студентка педагогического института, познакомилась с Олегом, тоже студентом. Мы стали встречаться, и со временем я поняла, что беременна! Моему счастью не было предела, однако Олег... предложил мне сделать аборт. Тогда я решилась рассказать обо всем родителям своего парня. Они очень обрадовались и объявили сыну: завтра идем свататься.

Все прошло по традиции, с хлебом-солью. А спустя несколько дней меня положили на сохранение. Олег навещал редко, а в один из визитов заявил, что отказывается на мне жениться и уезжает в другой город. Мои родители, узнав об этом, были в шоке. А затем папа, поразмыслив, сказал: «Ничего, вырастим малыша. Бог дал ребенка, и это - счастье».

Соседки по палате тоже поддерживали: сейчас не те времена, чтобы без мужа было стыдно рожать. Но на следующее утро пришла заплаканная мама - отец передумал. «Сказал, чтобы ты делала аборт: с ребенком и в дом не пустит!» Папа опасался, что с малышом на руках я не смогу окончить вуз. Я стала убеждать маму, что все равно буду рожать: пролежу в больнице до самых родов, а потом найду какое-нибудь жилье. Она грустно покачала головой...

Мне бы на тот момент сегодняшнюю мудрость и самодостаточность, и все было бы по-другому. Но тогда, запуганная, я покорилась родительской воле. А вот врачи объяснили, что за три недели, что я пролежала на сохранении, они приложили огромные усилия для сохранения беременности. И сказали, что после четырех лет надежд на материнство - это настоящее чудо, которое может больше не повториться.

Аборт назначили на следующее утро. Оказавшись наедине с медработниками, я расплакалась и стала хвататься за последнюю соломинку: кричала, что хочу родить ребенка, а аборт заставил сделать отец. Эту фразу повторяла постоянно, и с каждым разом говорить становилось все тяжелее: действовал наркоз...

Меня выписали на третий день. Физическая боль прошла, а вот душевная осталась надолго. По ночам мне снился младенец, над которым склонились врачи и борются за его жизнь. Меня не покидало огромное чувство вины и сожаления. А отец говорил, что лучшее лекарство от душевных травм - это работа, и нагружал меня по полной программе в поле и огороде, поднимая на рассвете и не давая отдыха. Говорил: «Чтобы дурь в голову не лезла». Институт я все же закончила. Через два с половиной месяца затворнической жизни в родительском доме решила сбежать куда подальше: попросила в отделе образования направление в самый дальний хутор. Там ходила в церковь, просила прощения у всех, кто мог радоваться моему ребенку. А для себя хотела одного: найти силы простить тех, кто принес мне столько боли.

Татьяна, Сумская обл.


<= Предыдущая Содержание Следующая =>



Copyright © 2008 – 2016. Региональная Омская Спортивная Федерация Кикбоксинга. All rights reserved.
Design by Sergey Sosedov